Продолжая использовать сайт, Вы принимаете нашу политику использования файлов cookie, подробнее

OK
  1. Главная
  2. Статьи
  3. Вмешательства на органах опорно-двигательной системы под ультразвуковым контролем: принципы и перспективы развития (Часть 2)

Вмешательства на органах опорно-двигательной системы под ультразвуковым контролем: принципы и перспективы развития (Часть 2)

11.04.2018 "Статьи"


Автор: Luck J. Louis

Вы читаете продолжение статьи. Чтобы ознакомиться с первой частью, переходите по ссылке

ВНУТРИСУХОЖИЛЬНЫЕ ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Кальцинированный и некальцинированный тендиноз – это два потенциально симптоматических заболевания, которые зачастую не поддаются консервативному лечению. Способность ультразвукового сканирования четко визуализировать и локализовать аномалии сухожилий, делает аспирацию кальцификатов под ультразвуковым наведением и пролотерапию бесценными при лечении этих состояний.

Лечение кальцинированного тендиноза

Кальцинированный тендиноз ротаторной манжеты (также обычно называемый кальцинирующим тендинитом) вызывается осаждением кристаллов карбонатного апатита, чаще всего в критической зоне надостного сухожилия примерно на 1 см проксимальнее его места фиксации. Uhthoff и Loehr описали три различных этапа в процессе развития болезни, а именно: стадии прекальцификации, кальцификации и посткальцификации. В зависимости от фазы заболевания значительно различаются визуальная картина и физическое состояние кальцификации, как и симптомы самого пациента. Стадия кальцификации состоит из трех фаз. Фазы формирования и покоя – хронические и могут быть сопряжены с различной степенью болевого синдрома в состоянии покоя или при движении. Однако у многих пациентов заболевание протекает безсимптомно. Эти очаги кальцификации зачастую четко отграничены и имеют прерывистую структуру при рентгенографическом исследовании и, как правило, генерируют значительное акустическое затенение при ультразвуковом сканированием (рис.11).

011

Рис.11. Твердые очаги кальцификации при кальцинированном тендинозе. Примеры «твердой кальцификации», которые типичны для фазы формирования кальцинированного тендиноза. (A) Рентгенограмма в передне-задней проекции пациента A показывает большое, резко ограниченное кальцинирование внутри сухожилия подостной мышцы (закрашенная стрелка). (B) У пациента B сухожилие надостной мышцы визуализируется продольно. Большой интенсивный очаг кальцификации (не закрашенная стрелка) создает выраженный артефакт задней акустической тени.

Аспирация очагов кальцификации в этих двух фазах достаточно трудная задача, поскольку такие очаги кальцификации довольно твердые и легко крошатся.

Фаза резорбции является последней фазой стадии кальцификации и сопровождается наибольшей симптоматикой. Попадание кристаллов кальция в соседнюю субакромиальную бурсу может привести к сильной боли и ограничению диапазона движения. Эта фаза обычно длится 2 недели или дольше. Эти кальцификаты визуализируются не четко на рентгенограммах и практически не создают акустической тени при ультрасонографии (рис. 12). При аспирации, эти кальцинированные отложения обычно мягкие и имеют консистенцию суспензии.

012

Рис. 12. Мягкие кальцификаты при кальцинированном тендинозе. Примеры «мягкой кальцификации», которые характеризуют резорбтивную фазу кальцинированного тендиноза. (A) Слабая, не четко выраженная зона кальцификации (закрашенная стрелка) видна на рентгенограмме в переднезадней проекции у пациента А, который страдает от мучительной боли в плече. (B) У пациента B видна нечеткая гиперэхогенная область спереди в пределах сухожилия надостной мышцы, которое сканируется вдоль короткой оси (не закрашенная стрелка).

Кальцинированный тендиноз обычно является самоограничивающимся состоянием, при котором очаги кальцификации резорбируются после периода обострения болевого синдрома. Однако у некоторых пациентов это состояние может привести к хронической боли и функциональным нарушениям. Резорбция кальцификатов хорошо коррелирует с улучшением клинической симптоматики, и поэтому для их удаления были разработаны различные методы лечения. Не существует убедительных доказательств эффективности инъекции стероидов в очаг поражения, ионофореза уксусной кислоты или импульсной ультразвуковой терапии. Экстракорпоральная ударно-волновая литотрипсия использует акустические волны для фрагментации отложений кальция, при этом значительное или полное клиническое улучшение было отмечено у 66%-91% пациентов. Однако доступ к такому оборудованию как литотриптер ограничен, а ультразвуковая техника практически везде есть в распоряжении.

Открытая или артроскопическая хирургия в настоящее время дает наилучшие долгосрочные результаты с точки зрения значительного или полного клинического улучшения, при этом многочисленные исследования сообщают о хороших или отличных результатах в 76,9%- 100% случаев. Однако хирургическое вмешательство может быть связано с длительными сроками утраты трудоспособности и рефлекторной симпатической дистрофией.

Поскольку консервативные мероприятия эффективны примерно у 90% пациентов, операция обычно показана только тем пациентам, у которых прогрессирует симптоматика, или проявления болезни препятствуют выполнению повседневных задач и при этом не отмечено реакции на консервативную терапию.

Игольная ирригация и аспирация (барботаж) под визуальным контролем при кальцификации ротационной манжеты является эффективной минимально инвазивной техникой, которая была впервые описана три десятилетия назад. В недавнем исследовании аспирации под ультразвуковым контролем del Cura и коллегами было показано, что 91% пациентов отметили значительное или полное улучшение в объеме движения, болевом синдроме и трудоспособности. Учитывая потенциальные риски хирургического вмешательства, перкутанную аспирацию кальция следует рассматривать в качестве альтернативы, в случае неэффективности консервативной терапии. Успешная аспирация может быть невозможной в случаях, когда очаги кальцификации визуализируются в виде полос, поскольку это считается признаком кальцинирования самих сухожильных волокон. Кроме того, клинические результаты, при удалении многочисленных, диффузных, мелких (<5 мм) кальцификатов, как правило, неудовлетворительные, даже если применяются хирургические методы лечения.

Методики барботажа под визуальным контролем сильно различаются, при этом не существует общепринятого стандарта. Размеры игл варьируют от 15-G, до 25-G. Некоторые исследователи являются сторонниками применения двухигольной ирригационной системы, в то время как другие используют только одну иглу. По одним опубликованным данным результатов лечения, выполнялось до 15 проходов через один и тот же очаг кальцификации, тогда как другие исследователи были сторонниками ограничения потенциального ятрогенного повреждения манжеты и выполняли прокол только однократно.

В нашем учреждении мы регулярно проводим полное ультразвуковое исследование перед любым вмешательством. Это делается для того, чтобы не пропустить сопутствующие повреждения, такие как разрывы ротаторной манжеты. Мы также заботимся о том, чтобы были выполнены свежие рентгенограммы сустава, для более полной характеристики кальцификатов и отправной точки для последующего динамического наблюдения. Пациент укладывается на бок, противоположный пораженной стороне. Хотя процедура может быть выполнена и сидя, были отмечены случаи, когда пациенты теряли сознание во время аспирации. Рука позиционируется, в зависимости от местоположения очага кальцификации в манжете. В случае сухожилия надостной мышцы, используется положение «рука в заднем кармане». Перед дезинфекцией кожи и оборудования проводится ультразвуковое сканирование кальцификатов. Игла 20-G, соединенная к шприцу, заполненному 2% лидокаином, продвигается в субакромиальную бурсу, куда вводится небольшое количество анестетика до того, как игла продолжит движение в очаг кальцификации. При этом следует отметить, что лидокаин вводят в очаг кальцификации без предварительной аспирации, чтобы предотвратить закупорку кончика иглы. Затем выполняется несколько коротких инъекций, после каждой из них прекращается давление на поршень. В случае успеха лидокаин и фрагменты кальцинатов эвакуируются в шприц. Шприц должен удерживаться ниже горизонтальной линии, чтобы предотвратить повторную инъекцию аспирированного материала. Кроме того, когда необходимо, можно поменять шприц на новый, наполненный лидокаином. Барботаж следует продолжать до тех пор, пока очаг кальцификации не будет аспирирован. Однако, существует вероятность того, что сразу не удастся аспирировать очень твердые участки кальцификации. В этом случае кальцификат может быть осторожно измельчен наконечником иглы во время вращения шприца (рис. 13).

013

Рис. 13. Неполная аспирация кальцификата сухожилия надостной мышцы. (A) Сонограмма сухожилия надостной мышцы вдоль короткой оси показывает размещение иглы (стрелка) у края «плотного» кальцинированного отложения. Отмечается выраженное заднее акустическое затенение, которое прикрывает кортикальную поверхность плечевой кости (звездочка). Было аспирировано только небольшое количество кальцификатов. В дополнение к этому, очаг квалификации был измельчен кончиком иглы. (B) Последующая сонограмма через 6 недель показывает заметное изменение картины очага кальцификации с исчезновением акустической тени, которая наблюдалась ранее (не закрашенная стрелка). Симптомы пациента значительно уменьшились за период между двумя обследованиями.

Считается, что это механическое измельчение отложения кальция стимулирует клеточную резорбцию. В хирургической литературе имеются обобщенные доказательства, свидетельствующие о том, что кальцинированные отложения не нужно удалять полностью для достижения успешных результатов. В заключение, игла подтягивается в субакромиальную бурсу, куда проводится инъекция 1 мг 2% лидокаина и 1 мл 40 мг/мл триамцинолона для снижения риска постпроцедурного бурсита (рис. 14).

Пациентам рекомендуется ограничить нагрузку на плечевой сустав в течение недели и, в случае необходимости для снятия дискомфорта, принимать нестероидные противовоспалительные препараты. Контрольный осмотр проводится через 6 недель после барботажа и включает в себя повторное ультразвуковое исследование и рентгенографию сустава.

014

Рис.14. Инъекция в субакромиальную бурсу. Аксиальная сонограмма сухожилия надостной мышцы показывает размещение иглы (не закрашенная стрелка) внутри субакромиальной бурсы (закрашенная стрелка). Бурса частично растянута за счет инъекции лидокаина и кортикостероида по завершению процедуры барботажа.

Лечение некальцинированного тендиноза

Дегенерация сухожилий, часто называемая «тендинопатией» или «тендинозом», не характеризуется воспалительным ответом, а скорее инфильтрацией фибробластов и сосудов. Обычно считается, что тендиноз развивается в результате повторяющейся микротравмы с последующими хроническими циклами дегенерации сухожилий и их восстановлением, что приводит к ослаблению сухожилия. На сонограмме эти изменения проявляются как гипоэхогенные области (рис. 15).

015

Рис.15. Тендиноз общего сухожилия разгибателей. Сонограмма в коронарной проекции общего сухожилия разгибателей в месте фиксации у локтя у пациента с клиническим латеральным эпикондилитом. (A) Большая гипоэхогенная область (закрашенная стрелка) определяется вдоль поверхностного края сухожилия, что характерно для тендиноза. Нормальное сухожилие определяется сразу глубже поражения (звездочка). (B) Соответствующая цветная доплерограмма той же области показывает выраженную гиперваскуляризацию, которая является обычным, хотя и неспецифическим признаком при тендинозе.

Описано несколько методов лечения тендиноза. Аутогенная кровь, которая содержит факторы роста фибробластов, успешно использовалась при лечении рефрактерного медиального и латерального локтевого эпикондилита. Ohberg и Alfredson сообщили о значительном облегчении симптомов хронической ахиллодинии после облитерации неососудов с использованием полидоканола в качестве склерозирующего агента.

Пролотерапия – еще один вариант лечения, который показал многообещающие результаты. Это метод, при котором инъекция раздражающего раствора (пролиферанта) в связки или сухожилие вызывает локальный воспалительный ответ, который, в свою очередь, индуцирует пролиферацию фибробластов и синтез коллагена. Самым популярным и распространенным раствором, который был изучен, является гиперосмолярная декстроза, которая обладает отличным профилем безопасности и при этом недорогая. Экспериментально было показано, что достаточно 0,6% внеклеточной D-глюкозы (декстрозы) для того, чтобы стимулировать продукцию факторов роста клетками человека от минут до часов. Концентрации декстрозы более 10% приводит к короткой воспалительной реакции. В недавнем литературном обзоре по пролотерации Rabago и коллеги сообщили о положительных результатах лечения по сравнению с контролем, как в нерандомизированных, так и в рандомизированных контролируемых исследованиях. Хорошие результаты сообщались также после лечения сухожилий в зоне фиксации приводящих мышц бедра и надлобковой зоне фиксации абдоминальных мышц, которое проводилось без визуального контроля. Внутрисуставное введение декстрозы также экспериментально использовалось для лечения остеоартрита и снижения прочности передних крестообразных связок.

Maxwell и его коллеги значительно усовершенствовали этот метод, используя ультразвук для лечения хронического тендиноза ахиллова сухожилия. Сначала, точно визуализировались очаговые зоны тендиноза и частичного разрыва, а затем проводилась инъекция 25% раствора моногидрата декстрозы (Рис. 16).

016

Рис. 16. Тендиноз ахиллова сухожилия и пролотерапия. (A) На начальной сонограмме в продольной проекции в средней части ахиллова сухожилия выявлена зона выраженного веретеновидного отека. В сухожилии имеются гипоэхогенные диффузные участки, нормальная фибриллярная эхотекстура нарушена, особенно вдоль поверхностного слоя. (B) Сонограмма сухожилия в коронарной проекции показывает размещение иглы в максимальной зоне отека (закрашенная стрелка) перед инъекцией гиперосмолярной декстрозы. Симптомы пациента почти полностью устранены после проведения пяти сеансов.

В ходе исследования пациенты продемонстрировали значительное снижение боли в сухожилиях в покое (88%), при нормальной физической активности (84%) и после нагрузки (78%). Количество внутритканевых разрывов уменьшилось на 78%, а области неоваскуляризации уменьшились на 55%. При 1-летнем наблюдении у 67% пациентов продолжался бессимптомный период, у 30% были невыраженные симптомы, и только у 3% были симптомы умеренной степени. Как и при всех интервенционных процедурах, сначала проводится стандартное ультразвуковое исследование всей области, чтобы установить степень и характер заболевания, а также исключить другую патологию. 25% раствор декстрозы получают путем смешивания 1 мл 50% моногидрата декстрозы и 1 мл 2% лидокаина. После планирования траектории иглы и проведения дезинфицирующих мероприятий, используют иглу 25-G и лидокаин для проведения местной анестезии. Затем игла продвигается непосредственно в сухожилие в зону тендиноза или разрыва (рис. 17). Области неоваскуляризации преднамеренно не являются целью вмешательства, однако неососуды зачастую сопутствуют зонам тендиноза и, как правило, уменьшаются на фоне проводимого лечения (рис. 18).

017

Рис. 17. Пролотерация общего сухожилия разгибателей. (A) На предпроцедурной сонограмме в коронарной плоскости общего сухожилия разгибателей в зоне локтя определяются два заметных частичных разрыва (закрашенные стрелки). (B) Игла видна ниже этих двух разрывов (пунктирная стрелка), которые растягиваются небольшим количеством инъекционного раствора декстрозы (не закрашенная стрелка). (C) Через 10 месяцев (6 инъекций) частичные разрывы больше не определяются, а симптомы пациента улучшились субъективно на 90%. Однако сухожилие остается диффузно гипоэхогенным и слегка утолщенным. По опыту автора, сухожилия даже после успешного лечения часто остаются довольно неоднородными.

018

Рис. 18. Колено прыгуна и пролотерация. (A) Сонограмма в сагиттальной проекции начала сухожилия надколенника у водного лыжника мирового класса показывает значительную гиперваскуляризацию и утолщение сухожилия. (B) Повторная сонограмма после нескольких инъекций пролотерапии показывает значительное сокращение количества неососудов. Однако определяются небольшие частичные разрывы вдоль глубокой поверхности сухожилия (закрашенные стрелки).

Как утверждает Maxwell и его коллеги, обычно достаточно введения 0,5 мл или менее раствора в любое поражение. В то же время, можно проводить инъекции в несколько очагов поражения во время одного сеанса лечения.

Рекомендации после проведения процедуры включают в себя избегание любой тяжелой нагрузки на сухожилия в течение 2 недель. Кроме того, для облегчения боли не должны использоваться нестероидные противовоспалительные препараты, поскольку они могут ингибировать стимулируемую декстрозой воспалительную реакцию. Пациенты повторно осматриваются через 6 недель. Повторные инъекции выполняются до тех пор, пока у пациента не пройдут все симптомы или больше не будет определяться эффект от лечения. Стоит отметить, что сухожилия у некоторых пациентов, которые сообщают о полной ликвидации симптомов, при визуальном контроле остаются утолщенными, гипоэхогенными, а также имеют признаки гиперваскуляризации (рис. 19).

019

Рис. 19. Пролотерапия подошвенного фасциита. (A) Сонограмма в сагиттальной проекции правой подошвенной фасции показывает выраженное утолщение и большой частичный разрыв (стрелка) по сравнению с бессимптомной левой стороной. (B) После нескольких инъекций декстрозы частичный разрыв значительно уменьшился в размере (не закрашенная стрелка), при этом симптомы пациента полностью ликвидированы. Несмотря на это, сухожилие остается утолщенным и неоднородным.

В нашей серии неопубликованных результатов, большинство пациентов, которые сообщают о положительном эффекте пролотерапии, отмечают это только после четырех или пяти инъекций. Мы сообщаем это нашим пациентам до начала лечения, чтобы избежать разочарований ожидаемого результата.

ВМЕШАТЕЛЬСТВА ПРИ СИНОВИАЛЬНЫХ КИСТАХ И БУРСИТАХ

Ультрасонография – идеальный метод для визуального контроля при пункции и аспирации большинства кист и бурс костно-мышечной системы. Способность ультрасонографии визуализировать даже очень небольшие скопления жидкости, избегая при этом смежных критических структур в реальном времени, необходима для успешного лечения этих поражений.

Лечение бурситов

Бурсы – это заполненные жидкостью мешки, которые способствуют уменьшению трению между соседними структурами и, как правило, покрыты синовиальной оболочкой. Воспаление бурсы может быть вызвано повторяющимися движениями, инфекцией, системными воспалительными процессами и травмой. При лечении бурсита важно установить вероятную причину его развития. Кортикостероиды, которые обычно используются для лечения бурсита, который развивается в результате чрезмерной повторяющейся нагрузки (рис. 20), противопоказаны при септическом бурсите (рис. 21).

020

Рис. 20. Фрикционный бурсит на участке кость-сухожилие-кость в зоне трансплантации. (A) Горизонтальная проекция надколенника у пациента, который ранее перенес восстановление передней крестообразной связки колена. Участок надколенника в зоне трансплантации окружен костными фрагментами (закрашенная стрелка). (B) Сонограмма в сагиттальной проекции надколенника показывает скопление жидкости (обозначенное крестиками), которое сконцентрировано над одним из таких фрагментов (не закрашенная стрелка). У пациента через несколько недель после операции развился прогрессирующий отек и боль при сгибании и разгибании колена.

021

Рис. 21. Септический бурсит локтевого отростка. Сонограмма в поперечной проекции бурсы локтевого отростка. Синовиальные стенки бурсы заметно утолщены и гиперваскуляризированы. Определяется небольшое количество анэхогенной жидкости в центре (звездочка). Данные признаки являются неспецифичными, а дифференциальная диагностика септического и асептического бурсита по данным ультразвукового исследования ненадежная.

Следует также проявлять осторожность при инъекции кортикостероидов в полость бурсы, которая сообщается с суставом, чтобы предотвратить возможное стероид-опосредованное повреждение хряща. Поэтому при лечении субакромиально-субдельтовидного бурсита, перед инъекцией следует исключить разрыв ротаторной манжеты.

В случае развития бурсита с выраженным растяжением бурсы за счет большого количества жидкости, путем тщательной аспирации может быть достигнуто немедленное улучшение и значительное облегчение симптомов (рис. 22).

022

Рис. 22. Бурсит полуперепончатой мышцы. (A) Сонограмма в поперечной проекции заднемедиальной поверхности колена. Неравномерное скопление жидкости определяется по медиальному краю сухожилия полуперепончатой мышцы (SM), что характерно для бурсита полуперепончатой мышцы. (B) Игла (закрашенная стрелка) введена в бурсу, содержимое которой было почти полностью аспирировано. Пациент сразу же отметил облегчение симптомов.

Однако, если вы выполняете инъекцию кортикостероидов в очень маленькую зону скопления жидкости, иногда бывает полезна неполная аспирация содержимого бурсы, что способствует неполному коллапсу потенциального пространства ее полости, до введения в неё лекарства (рис. 23).

023

 Подвздошно-гребешковый (вертельный) бурсит. Сонограмма бедра в сагиттальной проекции показывает небольшое количество жидкости (обозначено крестиками) рядом с большим вертелом. Пациент находится в положении лежа на боку. Тонкая игла может быть легко введена в жидкостное образование (пунктирная линия).

Лечение синовиальных кист (гигром, ганглиона)

Синовиальные кисты являются наиболее распространенной причиной новообразований мягких тканей дистальной трети верхней конечности. Этиология синовиальных кист противоречива. Широко распространено мнение о том, что образование кисты происходит в результате травмы или раздражения тканей, в результате чего продуцируется муцин модифицированными синовиальными клетками, выстилающими синовиально-капсулярную поверхность. Муцин в конечном итоге заполняет клапаноподобные структуры, образованные капсульными протоками, что приводит к образованию синовиальной кисты.

Многие поражения безсимптомны и не требуют лечения. По данным литературы, 40-60% ганглиев спонтанно проходят. Однако в других случаях симптомы, которые связаны непосредственно з развитием новообразования, являются показанием к проведению вмешательства (рис. 24).

024

Рис.24. Аспирация синовиальной кисты вырезки лопатки. (A) Сонограмма в поперечной проекции вырезки лопатки (не закрашенная стрелка) отображает небольшую синовиальную кисту, предположительно давящую на надлопаточный нерв. Игла 18-G продвигается в кисту, но она только частично визуализируется вдоль своей траектории (закрашенные стрелки). (B) Сонограмма в поперечной проекции вырезки лопатки после аспирации 2 мл желатиноподобного материала. Полость кисты полностью коллабирована (звездочка). Хроническая, тупая боль в задней части плеча, которую испытывал пациент в течение нескольких месяцев, значительно уменьшилась к концу процедуры.

Пациенты могут жаловаться на ограничение диапазона движения, боль, парестезии или мышечную слабость. Кроме того, кисты, которые дренируются кнаружи, подвергаются риску инфицирования глубоких мягких тканей и суставов.

Несмотря на то, что хирургическая операция достигает 99% положительных результатов, возможное развитие таких осложнений, как нестабильность сустава, послеоперационная ригидность, снижение объема движений, повреждение нервов и сосудов создают необходимость в минимально инвазивных альтернативных методах лечения у симптоматических пациентов. Эффективность слепой чрескожной аспирации сильно варьирует – от 33% до 85%. В одном из крупных опубликованных исследований нехирургического лечения синовиальных кист запястья, 85 пациентов были рандомизированы на две группы: первая группа – только аспирация, вторая – аспирация с последующей инъекцией 40 мг метилпреднизолона. Исследователи не обнаружили разницы в частоте положительных результатов между этими двумя группами. Примечательно, что 96% кист, которые впоследствии не рецидивировали, были успешно пунктированы с одной попытки. В тех случаях, когда потребовалась вторая или третья аспирация, только 4% кист в конечном итоге были излечены. В этом исследовании многократные аспирации были малоэффективны. Основным ограничением этого исследования было то, что все пункции выполнялись без визуального контроля.

Breidahl и Adler были первыми, кто описали использование ультразвукового наведения в лечении синовиальных кист. В своей небольшой группе исследования, девять из десяти пациентов получили значительное или полное облегчение симптомов после аспирации иглой 20-G и инъекции 40-80 мг триамцинолона. Однако использование кортикостероидов при лечении синовиальных кист остается спорным.

При ультрасонографии синовиальные кисты проявляют себя как кистозные образования и обычно имеют овальную или дольчатую форму (рис. 25). Внутреннее содержимое кист может быть анэхогенным или содержать низкоамплитудные эхо-сигналы и перегородки. Для аспирации всех подозреваемых синовиальных кист рекомендуется игла 18-G, потому что содержимое кисты всегда густое и желатиноподобное.

025

Рис. 25. Аспирация синовиальной кисты, которая вызывает парез локтевого нерва. Сонограмма в поперечной проекции ладонной поверхности локтевого края запястья. (A) Дольчатая синовиальная киста (звездочка) определяется поверхностнее крючка (HAM) и упирается в локтевой нерв (закрашенная стрелка). (B) Игла (не закрашенная стрелка) частично вызвала декомпрессию кисты, которая сразу отошла от локтевого нерва (закрашенная стрелка) и локтевой артерии (UA). Симптомы пациента постепенно прошли в течение нескольких недель после аспирации.

РЕЗЮМЕ

В настоящее время в Северной Америке вмешательство под ультразвуковым контролем используется не в достаточном объеме. Однако динамические, многоплановые свойства ультрасонографии делает этот метод привлекательной альтернативой процедурам, которые в противном случае выполнялись бы при помощи рентгеноскопии или компьютерной томографии. В действительности, большинство суставов, кист и бурс можно стандартно визуализировать под контролем сонографии. В случаях барботажа и пролотерапии, ультрасонография дала новый толчок старым концепциям и предоставила радиологам новые возможности для лечения сложных и хронических проблем с сухожилиями. Следует надеяться, что этот обзор послужил трамплином для читателей, которые продолжат исследование важной и разнообразной роли, которую играет ультразвуковая визуализация при вмешательствах на скелетно-мышечной системе.

Провести качественную ультразвуковую диагностику Вам поможет современный УЗИ аппарат TOSHIBA Aplio 500. Быстродействие и отличное качество визуализации делают УЗИ аппарат удобным и эффективным инструментом в клинических исследованиях. Переходите по ссылке, чтобы узнать больше о системе!

Написать отзыв